Рекламная пауза: Окипоки - удобные карго штаны с карманами мужские
  Российские фотографы / Евгений Халдей
<<< ПОИСК | SEARCH >>>
<<< ENGLISH Ver. >>>
Фото-Жизнь в СПБ и мире
Прочие события
Мастера фотографии
Сотни Фотографий Петербурга!
XML экспорт новостей CityScan.ru
Что люди говорят?
Друзья сайта
Ева Пунш о еде-питье в Питере


Евгений Халдей 

 
У Великой Отечественной войны есть свои символы - голос Левитана, стихи Симонова, кинохроника Кармена, фотографии Евгения Халдея. Фронтовой фотокор Евгений Халдей снимал войну от первого до последнего дня. Самые известные из его снимков - «Знамя Победы над Рейхстагом», «Парад Победы», фотохроники Потсдамской конференции, Нюрнбергского процесса. Обозреватель «МЭ» встретился с дочерью знаменитого фотографа Анной Халдей.


- Свою первую военную фотографию Евгений Халдей сделал 22 июня 1941 года в 12 часов - собравшиеся у репродуктора люди слушают обращение Молотова о том, что началась война.

- Отец приехал в Москву накануне - он снимал юбилей Лермонтова в Тарханах. Смотрит, что-то люди собираются. Выскочил на улицу с фотоаппаратом, а как раз в 12 часов было официальное обращение Молотова. Люди стояли перед репродуктором с напряженными лицами, в полной растерянности, в непонимании, что происходит, что их ждет впереди. Впоследствии оказалось, что это единственная фотография, сделанная именно 22 июня.

- А Евгений Халдей прослеживал судьбы людей, которых он снимал?

- Судя по записям в блокнотах, которые у него остались, он искал своих героев. Так было и с летчиками, и с разведчиками, и с регулировщицей у Бранденбургских ворот. Вот если говорить о той фотографии 22 июня, там на переднем плане двое людей - Анна Трутнева и Бобряев. Халдей нашел их после войны. Они выжили: Анна работала всю войну водителем, Бобряев воевал. Есть фотографии послевоенные. И так было со многими его героями.

- Рассказывают, что многие кадры были постановочными, то же «Знамя над Рейхстагом». Даже флаги, которые так гордо развеваются над Берлином, были, так сказать, домашней заготовкой.

- Да, их сшили из скатертей. Халдей приехал в Москву, пришел в фотохронику ТАСС к завхозу и говорит: «Дай мне три красные скатерти взаймы». Тот начал выяснять: зачем, для чего? «Да мне, - говорит, - ненадолго, я верну». Его друг Кишицер, у которого он жил, сшил три флага, из простыней вырезали серп и молот, сами их нашили.

Отец прилетел в Берлин 2 мая. А там уже чувствовалось всеобщее ликование. Все стремились к Рейхстагу, каждый хотел расписаться на стене, привязать свою тряпочку - весь Рейхстаг был увешен обрывками красной ткани.

Халдей взял из толпы первого попавшегося солдата и потащил на крышу Рейхстага, где они долго прилаживали знамя, пытаясь найти более выигрышный ракурс.

Тогда же, в Берлине, он встретил своего друга - поэта Евгения Долматовского. Он, забравшись на танк, читал стихи, которые сочинил прямо на ходу: «Идут гвардейцы по Берлину и вспоминают Сталинград...»

Хотя воевали они не вместе, нашли друг друга, все же журналисты были. Есть фотография: молодой Долматовский с головой фюрера под мышкой.

- А откуда взялась голова Гитлера?

- Просто валялась на улице. Это, видимо, когда-то был бюст, рейхсканцелярия была рядом.

- Говорят, более 6 тысяч фотографий сделал Халдей за время войны.

- Думаю, гораздо больше. На второй день войны он улетел на фронт, на Северный флот, в Мурманск.

Это был очень тяжелый плацдарм. В один день 360 тысяч зажигательных бомб фашисты сбросили на Мурманск. И от города практически ничего не осталось - только пепелище и печные трубы. И вот Халдей стоял и снимал эту жуткую картину. И идет старая женщина. Подошла к нему и говорит: «Ну что же ты, сынок, снимаешь наш позор, нашу беду? Лучше фашистов скорее бейте, тогда и будешь снимать». Это был 41-й год. У Халдея есть похожая фотография: в 45-м году в Берлине на развалинах копошатся уже немецкие старушки.

- Удивительный факт: ваш отец постоянно был в самой гуще событий и за всю войну не получил ни одного ранения.

- У него есть фотография: сбитый фашистский самолет. В сопках упал. Летчики успели катапультироваться. Разведчики пошли их искать, и отец с ними. Все отснял, а вечером, когда пришел в комендатуру, видит, там летчики сидят с того сбитого самолета, их допрашивают через переводчика. И вдруг один из пленных вскочил и начал показывать пальцем на Халдея. Тот не понял, спрашивает: «В чем дело?» А фашист отвечает: «Пока ты фотографировал наш сбитый самолет, я стоял позади тебя с финкой. Хотел тебя убить, да испугался, что ты вскрикнешь, и нас сразу найдут». И вот есть фотография, как этих пленных немцев ведут с завязанными глазами.

- А ведь многие фотографии вашего отца не печатали в советские годы.

- У него есть фотография «Снова жизнь» - там пляж, люди загорают. А на заднем плане - руины, разрушенный Севастополь. Ее действительно долго не давали в печать: как же, война, а тут кто-то улыбается и загорает под зонтиками! А ведь эта фотография была сделана в только что освобожденном Севастополе 9 мая 1944 года, ровно за год до окончания войны.

И еще одну фотографию цензура почему-то не пропускала. Еврейская пара из гетто в Будапеште с нашитыми звездами. Это был 45-й год, Будапешт уже освободили, и Халдей рассказывал: «Я иду по улочке, а эти двое мне навстречу. Хотя в общем-то знали, что советские войска вошли, женщина остановилась, и какое-то напряжение почувствовалось. Я начал по-немецки им объяснять, что я русский, советский. Женщина расплакалась. Я их сфотографировал, а потом они прямо у меня на глазах стали срывать звезды, которые у них были нашиты на пальто». Этот негатив пролежал в запаснике 60 лет.

- Халдей снимал весь Нюрнбергский процесс. И я даже слышала легенду, будто бы Герингу в буквальном смысле досталось из-за него по шее.

- Это не легенда. Нюрнбергский процесс шел почти год, и Халдей постоянно снимал. И вот однажды, когда Геринг сидел у себя в камере и ел, Халдей залетел туда и сфотографировал. Геринг закричал на него: «Пошел отсюда вон!» Поскольку он такой господин, на золотой посуде привык кушать, а тут галеты, фасоль ему плюхнули в миску. Он начал возникать, возмущаться. И подошел американский солдат, который их охранял. «В чем, - спрашивает, - дело?» - «Да вот, - отвечает Халдей, - Геринг что-то возмущается, не хочет, чтобы его тут фотографировали». Солдат американский недолго думая подошел к Герингу и как даст дубинкой по шее! Прилично так ему заехал. После этого Геринг сложил ручки и покорно согласился фотографироваться.

- А Халдей был близко знаком с кем-нибудь из известных военачальников?

- Халдей всегда с большим уважением относился к Жукову, тот был для него чуть ли не кумиром. Он не был с ним дружен, но ему удалось сделать его последнюю прижизненную фотографию. Халдею вдруг позвонил адъютант Жукова и говорит: «Георгий Константинович хотел бы с вами встретиться». Жуков попросил напечатать для него фотографию большого размера - метр на метр двадцать.

- Ту самую, где он выезжает из Спасских ворот на параде?

- Ну да. Отец очень волновался перед встречей. Приехал личный шофер Жукова, отвез его на дачу. Стали беседовать, Георгий Константинович говорит: «Я старый кавалерист, и для меня очень важно, что на этой фотографии все четыре ноги лошади парят в воздухе. Как вам удалось это снять?» А Халдей отвечает: «Я ничего не помню. Потому что, когда вы выехали из ворот, оркестр грянул «Славься», у меня комок к горлу подступил, и я на автомате снимал, снимал, снимал...»

www.chas-daily.com

 


Copyright © CityScan.ru 2002-2012.
Сайт Ситискан.ру содержит статьи и фотографии. Все права на опубликованные материалы этого сайта защищены и принадлежат их авторам. Материалы можно использовать только с указанием активной ссылки ! Если что, пишите на почту

RSS Экспорт Новостей подписаться на обновления